Привет с большого бодуна



Все мы не святые, чего греха таить, да и начальник городского отделения милиции, к тому времени уже в звании подполковника, Геннадий Макаров далеко не мог похвастаться праведностью особенно в плане целомудрия супружеской верности. Он сам частенько вздыхал, разводя руками: «А я не виноват, что я могу поделать, если «бабы» на погоны падки». Ну, «бабы» «бабами», а одна постоянная любовница у него жила в соседнем городке, и все же похвастаться он мог своим постоянством отношений с ней. Накануне вечером, как обычно, сославшись благоверной на неотложные дела на «государевой» службе, по причине чего до завтра его персона явиться домой не изволит, Макаров отправился к счастливой избраннице с золотыми сережками, букетом роз и тремя бутылками хорошего коньяка. Любил коньяк человек, да и к женщине возлюбленной с дешевой водкой не поедешь. Вечер у них прошел на славу, а под конец разругались, как это всегда случается между женатым любовником и свободной пассией, и Макаров был вежливо выдворен ночевать на улице. Чтобы ехать домой ночью, да еще в таком состоянии, не могло быть и речи, тогда Макаров, недолго думая, забрался в свою личную ГАЗ – 24 цвета мокрый асфальт и прекрасно устроился на ночлег прямо на водительском сидении, откинув до отказа спинку.

Приключения начались утром, когда наш герой, очнувшись и выкарабкавшись с трудом из состояния полу-небытия, обнаружил себя на автостоянке, полностью заблокированным машинами со всех сторон. Ну, надо же, обложили! «Замуровали, демоны»! Выехать не представлялось никакой возможности, спереди машина, сзади машина, справа стена здания, а слева еще два дегенерата припарковали свои «тачки», да так, что между ними только пешеход протиснется. Вот, незадача! Макаров некоторое время сопел, пыхтел, борясь с растущим негодованием, после чего отхлебнул из верной неразлучной фляги, извлеченной из-за пазухи спортивной куртки, сделал пару затяжек для верности и решил идти напролом. «Эх, где наша не пропадала!». Завел мотор, включил заднюю передачу. Вообще-то в его намерения входило постараться слегка оттолкнуть авто, находившееся сзади, чтоб создать себе больше пространства для маневра. Но человек после перепоя и стресса скандала, малость не рассчитал. Удар получился хороший, так сказать, с чувством, задняя машина отскочила метра на полтора. Загнув непечатными фразами, Макаров, уже с фаталистической решимостью, врубил первую скорость и саданул в задок машину, что находилась спереди, тоже просунув ее прилично вперед.

Теперь следовало развернуться вполоборота, направив автомобиль в нужную сторону. Макаров водитель был от Бога, просто несостоявшийся пилот болида «Формулы». Руль влево, вперед, чуть назад и хряп задним бампером о стену дома. Эх, здорово! Если классифицировать Макарова по меркам психологов, то это был сангвиник, каких мало, предпочитающий принцип «сгорел сарай, гори и хата». Опять руль влево, вперед и вправо. Бумц! Это бампер «Волги» откровенно поцеловал водительскую дверцу авто сбоку, прилично вогнув ее вовнутрь. Да и хрен на нее! Макаров чуть сдал назад и повторил маневр с тем же результатом, вогнув дверцу еще значительнее и попутно оттолкнув сам автомобиль, чтоб открылся проезд. Дорога была свободна, вперед! И «Волга» проскользнула между бортами двух машин, со скрежетом «вежливо» содрав с них краску. При этом Макаров даже не заметил, как отлетело его собственное правое зеркало заднего обзора, вырванное с корнем из креплений. Да и ладно, главное – вырвались! Только тут до него начало доходить легкое осознание ответственности за содеянное, что заставило Макарова рвануть из двора на шоссе и, как можно быстрее, скрыться с места преступления. Благо, что по причине раннего времени большинство жильцов, как и владельцев покалеченных машин, еще только просыпалось, и это позволило Макарову остаться никем не замеченным.

Едет он, улыбается, радуется счастливому избавлению и размышляет, что сказать дома жене по поводу изрядной помятости своего автомобиля. И тут ему в голову пришла идея, что все сложилось очень кстати, ведь его физиономия после бодуна тоже не отличается идеальной свежестью. Отлично, вот и готовое оправдание. Ночью была погоня с преследованием особо опасного преступника, а после его задержания это дело наскоро обмыли, так сказать, чтобы снять нервное напряжение. А оперов и предупреждать не надо, эти всегда своего любимого начальника – благодетеля отмажут от лишних неприятностей. Стояла тогда толи поздняя осень, толи ранняя весна, было относительно тепло, но по ночам случались заморозки, так что лужи замерзали. Дорога была чистой, колеса уверенно шелестели по чуть влажному от росы асфальту, Макаров без проблем добрался до своего города, миновал центральную часть, а на въезде в микрорайон не заметил огромный пятак льда прямо посреди проезжей части. Это случилось напротив остановки, где как раз остановился трамвай, загружаясь пассажирами, спешащими на работу. «Волга», не снижая скорости, налетела на замерзшую лужу, вильнула юзом и от всей души грохнула углом переднего бампера в борт трамвая. Так и затрещало прессованное стекловолокно от удара, сотрясшего весь вагон. Макаров без мига колебаний резко вывернул обратно на трассу и рванул наутек.

Ох, и накуралесил! Что за денек выдался?! Вроде бы и не до смеха, а Макарова так хохот и разбирает. Едет, спешит побыстрей свернуть в какую-нибудь подворотню, а сам гы-гы да гы-гы. А повезло то как, ни одного сотрудника за всю дорогу не встретил. Надо дать нагоняй «гаишникам» за отсутствие надлежащей бдительности. Вот и подходящий поворот во дворик, правда, над аркой знак какой-то, да хрен его разберешь, какой, когда торопишься поскорей убраться у всех с глаз долой. Тут до Макарова дошло, что краем глаза он все же уловил белый прямоугольник «кирпича» на красном фоне. Обба-на… А вот и милиционер, так не кстати возникший прямо во дворе, входя через ту самую арку, в которую въезд был запрещен. Ничего, прорвемся. Макаров, стараясь соблюдать титаническое спокойствие, припарковал машину у подъезда и, расслабившись, откинулся на спинку сиденья за рулем. Похлопал себя по карманам, ну, конечно, удостоверение в служебной форме осталось, он-то для визита к своей ненаглядной в модный спортивный костюмчик переоделся. Сидит себе, живот на колени вывалил, морда, что называется, отмороженная. Подходит сотрудник милиции, вежливо представляется: «Капитан Корейко». Тот, не позволяя милиционеру продолжить, представляется в свою очередь, не меняя выражения лица: «Полковник Макаров». Капитан слегка опешил, потоптался на месте, посмотрел по сторонам, после чего снова честь отдает: «Счастливого пути, товарищ полковник»…

Вот таков был доблестный начальник милиции Геннадий Макаров. Жаль, ушел в отставку в звании полковника, а подобных ему на освободившейся должности не нашлось. И вот ведь парадокс! Какой бы не был бесшабашный прежний начальник ГОВД, но порядка в городе при нем было несравнимо больше. Преступность практически исчезла, да и ДТП случались крайне редко. Просто он для всех свой человек, не из тех современных зажравшихся «волков в овечьей шкуре», которые видят преступника в каждом честном гражданине. А ведь сила внушения давно известна всем, и не зря гласит пословица, что если человеку постоянно говорить «свинья», то он обязательно захрюкает. А что касается самого Макарова, теперь уже давно пенсионера, он до сих пор все тот же весельчак, без страха готовый ринуться в любую авантюру. Только, по причине солидного возраста, теперь он повысил свое звание, и, пользуясь прежним удостоверением, любит часто пошутить в компании, представившись с самым важным выражением лица: «Генерал Макаров, к Вашим услугам»…